shnew

То, что привычный литр молока превратился в девятьсот граммов или восемьсот семьдесят миллилитров, а вместо десятка яиц на прилавках появился «девяток», давно не новость для потребителя. Почти у всех продуктов, которые человек употребляет ежедневно, размер упаковок стал менее «вместительным». Вроде бы сто миллилитров не так много, но вот ощущение, что тебя лишили двух чашек кофе с молоком, точно присутствует. После нескольких таких завтраков без любимого напитка покупатель начинает чувствовать себя обманутым и идет в магазин за дополнительной порцией продукта. Но по факту все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Почему производители пришли к тому, что стали уменьшать продаваемые объемы продуктов питания и можно ли с этим бороться, рассказал доктор экономических наук, профессор кафедры «Экономика» ТГТУ Николай Куликов.

МЕНЬШЕ НЕ ЗНАЧИТ ДЕШЕВЛЕ

Практика уменьшения размера или количества продукта в упаковке при сохранении цены появилась не вчера. У такого явления даже есть свое название. Так, если производитель просто начинает упаковывать товар в меньшую по объему тару, это называется даунсайзинг. А если при этом еще и цену оставляет прежней или меняет незначительно, это уже самая настоящая шринкфляция. Это когда не цена растет, а товар «усыхает».

Зайдя в любой магазин, вы с трудом найдете упаковку молока, на которой будет написано «1 литр». Сахар все чаще фасуют по девятьсот граммов, а не по килограмму. В привычной квадратной пачке творога, как правило, уже давно не двести, а сто девяносто или сто восемьдесят граммов, и даже в банках пива может быть не пол-литра, а четыреста пятьдесят миллилитров.

Считается, что термин «шринкфляция» ввела американский экономист Пиппа Малгрен на волне кризиса в Америке в 2008 году. В России же, как подсчитали специалисты, за последние шесть лет коробки, бутылки и пакеты «похудели» от семи до двадцати процентов, а цена, если не осталась на прежнем уровне, то и вовсе увеличилась в пересчете на сто граммов. Например, на полках с молоком в российских магазинах от традиционного литра остались 930-950 миллилитров, а также и 920, 925, 970, 975, 980 и 985 миллилитров. Такие небольшие изменения в упаковке отличить достаточно сложно, но не заметить – нельзя.

Получается, что крупные производители наживаются на простом потребителе? Не совсем. Стоит отметить, что юридически покупателей никто не обманывает - поставщик указывает на этикетке корректную информацию об объеме. Однако есть уловки.

- Производители идут на то, что вес и объем товара они указывают не с лицевой стороны упаковки, а где-то снизу или на дне упаковки мелким шрифтом. Даже если кто-то и будет обращать на это внимание, то сразу и не разберется. К примеру, сегодня бутылка молока объемом девятьсот миллилитров у одного производителя стоит 46 рублей, а у другого - 43, но объемом в девятьсот граммов. Только вот мало кто задумывается о том, что девятьсот миллилитров – это примерно девятьсот сорок граммов, поэтому берут то, что дешевле, не замечая уловок производителя, - комментирует профессор Николай Куликов.

ПОЧЕМУ ТАК ПРОИСХОДИТ?

Специалисты уверены, что шринкфляция - это хоть и скрытая, но форма инфляции. В рыночной экономике инфляция - процесс практически необратимый. Его жертвами зачастую становятся не только конечный потребитель, но и производитель. На практике шринкфляцию (как и инфляцию) производитель обосновывает увеличением цен на сырье, энергоносители или логистику и прибегает к ней в период кризиса, когда не получается производить продукт по старой цене, а потребитель не готов платить больше.

- Несмотря на то что сейчас в магазинах почти восемьдесят процентов товаров – российского производства, пятьдесят процентов себестоимости этих товаров – импорт. Наши производители используют импортное сырье, консерванты, наполнители. К примеру, российские птицефабрики закупают яйца для производства суточных цыплят, закупают наполнители в комбикорма. Из нашего там – пшеница, ячмень, овес, остальные наполнители у нас не производят. Получается, что доля себестоимости импорта на российском птицеводстве доходит до семидесяти процентов, отсюда и цена, - комментирует доктор экономических наук Николай Куликов.

Как результат вытекает еще одна причина – конкуренция. Если себестоимость товара растет, то повышается и его конечная цена. Можно просто поднять цену на товар, но покупателю свойственно искать продукты подешевле. Производители это понимают и стараются выставлять конкурентные цены как раз за счет уменьшения объемов продукта.

Еще одним методом борьбы за покупательскую лояльность стали акции, позволяющие покупать продукт с большой скидкой, или система «два по цене одного». Однако гибкая ценовая политика отражена в первую очередь на полках крупных ритейлеров, которые также зачастую вводят покупателя в заблуждение.

- Себе в убыток никто не будет работать. Прежде, чем покупать два пакета гречки по якобы сниженной цене, посмотрите, сколько стоит этот же пакет в другом магазине. Зачастую перед проведением акции цены сначала искусственно повышают, - утверждает Николай Куликов.

Кроме того, есть акции, которые проводит магазин, а есть те, которые проводит сам производитель.

- Информацию об акции производителя всегда можно посмотреть на его сайте. Об акциях магазина информации нигде не найти. Последний же проводит акции в двух случаях: либо затоваривание, либо истечение срока годности. В любом случае присутствует обман покупателя. Получить же выгоду с акций производителя более реально, - советует специалист.

КАК БОРОТЬСЯ?

Можно просто перестать покупать любимый товар, если его количество в упаковке перестало вас удовлетворять, и перейти на другой бренд. Можно покупать товары после праздников, когда магазины снизят цены на ходовые продукты.

Эксперты часто советуют никогда не приходить в супермаркет на голодный желудок: в магазине мы думаем животом, а не головой. Хороший совет – не торопиться, тщательно изучать надписи на упаковках и иметь в запасе время, чтобы посчитать, какой товар в итоге окажется наиболее выгодным. Наконец, в некоторых магазинах в самом низу ценника указывают стоимость товара за граммы/килограммы либо за единицу товара, это поможет вам сориентироваться.

Кстати, подобный прием в качестве метода борьбы с шринкфляцией в некоторых странах уже введен на законодательном уровне. Например, в Европе производителя обязали указывать цену не за упаковку, а за сто граммов или один килограмм. Как бы там ни было, шринкфляция – всего лишь следствие. А значит, бороться с ней бесполезно – нужно думать, как выходить из кризиса.

- С этим явлением нужно бороться на законодательном уровне. Обязать всех производителей писать на лицевой стороне, более крупным шрифтом информацию о цене и весе товара. Лучше всего указывать в пересчете на один килограмм или сто граммов, - подытоживает профессор кафедры «Экономика» ТГТУ Николай Куликов.

Эльвира КОНДРАТЕНКО

Фото: fb.ru