000

"Наш город Тамбов" №85 от 10.11.2020

 

Злых людей не бывает, а бывают только несчастливые?

Извините, я почему вредный был? Потому что у меня велосипеда не было, а теперь я сразу добреть начну. А может ли злой человек стать добрым? Или, как говорил Булгаков устами своего героя, злых людей нет, есть только несчастливые? Как часто тамбовчане совершают добрые дела, что называется, просто так? Помнят ли люди только свои добрые дела или хранят в сердце память о чужой доброте? Есть ли разница между добротой и жертвенностью?

В канун Всемирного дня доброты журналист НГТ пообщался с тамбовчанами и узнал, что они знают о ней.

 

Добро и зло

 

Психолог из Тамбова Алена Осипова любит называть вещи своими именами. Она говорит, что доброта – это человеческое качество, которое характеризуется некой отдачей от себя:

– Это может быть все что угодно: время, эмоции, физическая сила, что-то материальное. Ресурсы у человека должны быть в избытке. Это важно, – уверена Алена Осипова. – И человек хочет этим поделиться с тем, у кого этого нет. Делает он это добровольно, с открытым сердцем. Своеобразные синонимы доброты, считает психолог, – милость, нежность, откровенность, милосердие. Но важно учесть один нюанс: добротой делится именно тот, у кого нужный ресурс в избытке. Например, если человек сам живет в цейтноте, а ему нужно успеть еще куда-то, чтобы помочь другому, это уже не доброта, а вынужденность или жертвенность.

– А это уже совсем другая история, – подчеркивает психолог. – Я не согласна с тем, что добрый человек должен жертвовать собой. Например, у кого-то у самого денег на хлеб не хватает, а он отдает последнее другому. Кажется, он совершает доброе дело, поступает великодушно. Но здесь есть скрытый смысл – это не доброта, это жертвенность.

А кто такой злой человек? Для одних это тот, кто не подбирает на улице бездомных котят. Для других – тот, кто грубит в автобусе или делает замечания на работе. Но быть добрым и совершать добрые поступки – не одно и то же. Психолог говорит, что даже злой в общепринятом смысле человек способен на добрые поступки:

– Классический пример. Серийный убийца и насильник Чикатило был образцовым семьянином. Наверняка он совершал добрые поступки по отношению к своим домочадцам. Но это не значит, что он был хорошим и добрым человеком. Такие противоречивые и полярные понятия, как доброта и злоба, могут уживаться в одном человеке.

 

Доброта не пахнет

 

Почему-то принято считать, что добро – это что-то такое в белых кружевах и пахнущее фиалками. Но любые стереотипы разбиваются о реальность. Кто из тамбовчан или приезжающих на Центральный рынок жителей районов не знает певца Юру и его многочисленных псов? Тематически наряженные то в колпаки Деда Мороза, то в ободки с рогами, то в стилизованные под ВДВ тельняшки собаки жмутся к своему колоритному хозяину.

В самом центре Тамбова, на углу Коммунальной и Носовской, в любое время года и практически в любое время суток стоят картонные коробки. Утром, когда большинство только спешит на работу, Юра-музыкант с собаками уже на месте. Колонка, микрофон, мясо и кости вокруг коробок для псов. И обязательно – табличка на куске картона. Надпись периодически меняется. Но суть остается одна: собачкам на корм и Юре на новую аппаратуру. Иногда добавляется желание найти женщину для серьезных отношений.

К Юре тамбовчане относятся по-разному. Кто-то, особенно из обитателей близлежащих офисов, злится на ежедневное громкоголосое музыкальное сопровождение, кто-то из прохожих брезгливо отворачивается, кто-то откровенно смеется, кто-то жалуется в полицию. Зоозащитники с Юрой тоже воюют: говорят, он собак обижает. Но те продолжают доверчиво жаться к нему. Может, чувствуют доброту.

Повторю: асоциальные для большинства из нас люди способны на доброту. Но и они сами заслуживают от нас добрых поступков. Накормить голодного, вызвать «скорую» замерзающему – в наших силах. Журналист из Тамбова Ангелина Захарова делится, казалось бы, рядовой, но такой доброй историей:

– Однажды я со знакомым стояла на остановке, и к нам подошел то ли бомж, то ли пьяница. Он попросил купить ему чай в павильоне. Знакомый согласился, а когда стал покупать чай, этот человек «заказал» еще и булочку.Парень булочку ему тоже купил. Этот простой поступок запомнился мне как яркий пример неожиданного доброго дела.

 

Теория шести рукопожатий

 

– Про человеческую доброту – это ко мне, – смеется Ирина Люлихина.

Ирина – инвалид-колясочник. Одиннадцать лет она живет с рассеянным склерозом. На просьбу рассказать какую-нибудь историю растерянно разводит руками. Говорит, что вокруг столько людей, которые делают ей добро, что сразу что-то одно и выделить сложно:

– Вот недавно посторонние люди пригласили меня пожить в Сочи. Оплатили проживание и питание в гостинице. А еще недавно мне буквально за один вечер благотворительный фонд «Тамбовский» закрыл сбор на дорогостоящую реабилитацию в подмосковном центре «Три сестры». Часто кто-то из водителей останавливается и подвозит.

Недавно в Сочи женщина-водитель остановилась и спросила:

«Можно я доброе дело сделаю – подвезу вас?». Мне вообще постоянно помогают незнакомые люди. Не секрет, что наш город мало доступен для инвалидов. Бордюры и крутые пандусы – порой просто непреодолимые препятствия. Но прохожие всегда останавливаются и предлагают помощь.

История с благотворительным фондом «Тамбовский» – это вообще подтверждение той самой теории шести рукопожатий. Невероятно, но просьба Ирины о помощи сначала ушла из Тамбова в Москву, чтобы потом вернуться и быть решенной здесь.

Я познакомилась с Ириной заочно этим летом. Случайно где-то в телеграм-канале прочитала, что у девушки-инвалида из Тамбова возникли сложности с получением инвалидной коляски. Нашла Ирину в соцсетях, договорились о встрече, пришла к ней домой. Историю с коляской и оформлением индивидуальной программы реабилитации и абилитации опустим. Скажу только, что тогда ей очень помогла сдвинуть бюрократическую машину главный врач городской клинической больницы имени Архиепископа Луки Марина Македонская. Низкий поклон ей за это от меня лично.

Стали общаться с Ириной. Ее история – в первую очередь не про диагноз, а про жизнь с ним. Живя в Москве и работая в крупной фирме, она стала замечать первые симптомы. Много месяцев ходила от одного врача к другому, но найти причину столичные врачи не могли. Когда поставили диагноз «рассеянный склероз», драгоценное время было упущено. Ирина переехала в Тамбов к маме в однокомнатную квартиру.

Зарабатывала в Интернете. Денег хватало не только на жизнь, но и на регулярные курсы реабилитации. Она даже путешествовала самостоятельно. Но пандемия перечеркнула все. Полгода – в четырех стенах. Общение – только с мамой, в Сети и по телефону. Реабилитации нет. То, чего удалось добиться невероятным трудом и многочисленными курсами, почти утрачено.

Общаясь с людьми, находящимися в самых сложных ситуациях, я научилась держать эмоции под контролем. А тут мне хотелось плакать просто навзрыд – молодая, красивая, умная, а даже текстовые сообщения на телефоне ей набирать не под силу, не говоря уж о самообслуживании. Тихо и печально Ирина сказала:

– Мне бы в «Три сестры». Там, конечно, на ноги поставить не обещают, но хоть что-то хочется делать самой.

Кстати, через несколько дней Ирина туда все-таки уехала. Правда, только на неделю – каждый день в центре стоит очень дорого. Но вернулась она оттуда действительно другим человеком – стала улыбаться, смеяться, восстановила некоторые навыки. И это всего за неделю! Ей бы еще туда. И тогда у меня мелькнула в голове шальная мысль – напишука я коллегам из RT, которые делают благотворительный проект «Дальше действовать будем мы». Рассказала об этом Ирине.

Она согласилась. Я написала коллегам, рассказала историю, дала контакты Ирины. Она сняла короткое видео о себе. В порядке очередности они разместили ролик. Главный редактор RT Маргарита Симоньян репостнула его к себе в телеграм, где ролик увидел председатель правления благотворительного фонда «Тамбовский» Владимир Лещенко.

Ролик вышел в пятницу. В воскресенье Ирина прислала мне сообщение и сказала, что фонд «Тамбовский» полностью закрыл сбор. Занавес.

 

Юлия БАРДАКОВА